Солдатская слава Ивана Шмеи: методические материалы к 100-летию со дня рождения полного кавалера ордена Славы Ивана Степановича Шмеи

Солдатская Слава Ивана Шмеи

Методические материалы к уроку мужества

Советский солдат стал главным героем священной войны с фашизмом. В грозный час смертельной опасности он не дрогнул, не пал духом, не склонил голову перед захватчиками. Не щадя  себя в яростных и ожесточенных боях, сражаясь за каждый рубеж и высоту, он остановил врага у стен Москвы, обескровил отборные войска, покорившие Европу, освободил мир от коричневой  чумы.


Сегодня мы вспоминаем солдатский подвиг нашего земляка, полного кавалера Ордена Славы, почетного гражданина Дзержинска Шмея Ивана Степановича.

Начало 

Иван Степанович родился 29 июня 1921 года в Витебске в семье домохозяйки Матрены Иосифовны и красного командира  Стефана (Степан) Францевича Шмея.

     

По решению Центрального Комитета Компартии Белоруссии Степана Шмею направляют в пограничную зону, в Дзержинский район. Так в 1931 году Стефан Францевич Шмея стал председателем Негорельского сельского совета. 

По его инициативе строились школы, клубы, магазины, прокладывались дороги. За эту энергичную деятельность он был награждён в 1935 году Грамотой ЦИК СССР, а позже стал председателем Дзержинского горсовета.

Иван продолжил учебу в Дзержинской русской школе (сейчас средняя школа №2 г. Дзержинска). Во время учёбы увлёкся футболом, где достиг немалых успехов. 

3 августа 1937 года Стефан Францевич Шмея, как обычно, ушел на работу. Домой он больше не вернулся - был арестован и постановлением несудебного органа от 1 ноября 1937 года был расстрелян в городе Орша 11 ноября 1937 года.


Семья Шмея .1930-е годы. Иван – в центре в первом ряду

Сиротами остались семеро детей. Иван был самым старшим. По совету соседей он устраивается работать  столяром.

Война

Война в Дзержинск пришла суровым и гнетущим опустением. Глухие разрывы бомб постоянно слышались с железнодорожной станции. Вражеские самолёты нагло и демонстративно летели над городом бомбить Минск и вскоре так же, строем, возвращались обратно. 

Иван решил догнать какую-нибудь воинскую часть. Захватив небольшой узелок с нехитрой снедью, он сел на велосипед и лесными дорогами покатил на восток. С большим трудом добрался до Осипович. Ему подсказали двигаться в сторону Могилева, где возводились оборонительные рубежи. Иван исправил в комсомольском билете год рождения, став на год взрослее, и уговорил военкома зачислить его в ряды народного ополчения. Там, под Могилёвом, и началась его боевая биография. 29 июня 1941 года он принял первый свой бой. В тот день ему исполнилось 20 лет…

Впоследствии Иван Степанович признавался, что его смелости хватило до первой бомбёжки – страшно лежать, слившись телом с землёй, под градом воющих бомб. Но ненависть к врагу помогла преодолеть минутную слабость. Он не растерялся, вместе со всеми поднялся в атаку и вырвался из вражеского кольца…

 «Все мы негодовали и сокрушались, что не можем остановить врага», - через многие годы после войны говорил Иван Степанович. - «Обида, в какой-то мере отчаяние...».

Ещѐ Иван Степанович вспоминал, что всех - от рядовых до командиров - сверлила мысль: дальше отступать некуда.

Бои под Смоленском и Вязьмой, оборона Москвы. Первое крупнейшее поражение фашистов. Иван Шмея — в рядах ударных частей нашей армии. Недели, месяцы  ожесточенных кровопролитных боев…

В конце 1941 года был тяжело ранен. Момент ранения Иван Шмея даже не заметил. Но сильная боль заставила сжать зубы… Только благодаря счастливому случаю он не попал в окружение. Шесть месяцев пролежал Иван в госпитале в Пензе. На ноги встал – посылают на завод, а не в окопы - врачебная комиссия признала солдата непригодным к строевой службе. Два года Иван работает токарем на военном заводе №50 в Пензе. Работает и ходит в военкомат. И вот, наконец, фронт…

Снова в поиск уходит разведка

На  войне не было легких дорог, но для разведчика они были, пожалуй, самыми трудными. Не зря на передовой шутили, что разведчику первая ложка и первая пуля. Поэтому среди солдат разведчики всегда пользовались особым уважением и авторитетом. В бою они всегда вместе со всеми на передовой, а в часы затишья, вместо отдыха, - в тыл врага. 


Фронтовики хорошо знают, какие качества нужны разведчику. Надо быть до дерзости отважным, сильным и ловким, сверхметко стрелять, уметь передвигаться быстро и бесшумно: бегом, ползком, вплавь; владеть холодным оружием; знать, как верней свернуть шею противнику, как «деликатно» лишить его на время дара речи, чтобы  беспрепятственно тащить.

В 1944 году Иван Шмея становится разведчиком взвода пешей разведки 366-го стрелкового полка 126-й Горловской дважды Краснознамённой ордена Суворова стрелковой дивизии.

У разведчиков свои специальности. Ивана Шмею  определили в группу захвата, выполняющую самые опасные и рискованные операции. Иван Степанович стал специалистом по «языкам». Он был «языковедом» высшего класса. Сначала  брал в плен солдат, ефрейторов и фельдфебелей. Когда его квалификация повысилась,  «языками» стали офицеры высоких чинов. Более сотни раз ходил в разведку Иван Шмея. 96 «языков» на боевом счету взвода разведчиков, из них на долю Ивана Степановича  приходится  24.

В июне 1944 года он вернулся в родную Белоруссию сержантом, опытным разведчиком. Недаром ему доверили там вести глубинную разведку со взводом лейтенанта  Вашурова. Они тогда обошли Витебск и скрыто ходили по тылам, вызывая по рации авиацию, которая бомбила  разведанные ими скопления войск и техники. 

А потом, когда началось наступление наших войск, взвод получил приказ занять оборону и закрыть выход   отступающему противнику. И 22 разведчика стояли насмерть, сдерживая гитлеровцев, пытавшихся любой ценой выскочить из окружения. Засада была для них неожиданным  препятствием, которую нужно было как можно быстрее убрать с дороги, и в атаку пошли танки. Дятлов, парень из Лениграда, остановил гранатой один танк, Михаил Корытов – второй, а Иван Шмея с другими бойцами отсекал огнём и вынуждал отступать пехоту, бегая по наспех выкопанной траншее, создавая впечатление, что оборону держит не взвод, а самое малое, батальон.

Более десяти атак ошалевших и озверевших от страха гитлеровцев выдержали разведчики и отстояли рубеж, пока не подошла помощь.

За тот бой наградили всех – тех, кто остался в живых, и тех, кто погиб, но не выпустил врага «из котла». Грудь  солдата Ивана Шмеи украсила первая медаль  - «За отвагу».

Солдатская Слава

Орден Славы. В годы Великой Отечественной войны его не мог получить ни офицер, ни генерал, ни маршал. Это орден рядовых и сержантов. Он был утверждён как особый,  исключительно солдатский знак доблести. «Солдатская Слава», как называли этот орден на фронте, венчала только личную отвагу, личный подвиг на фронтовых дорогах. А если на груди солдата заискрилась своими гранями Слава всех трёх степеней, то это уже настоящий герой, человек исключительного мужества, храбрый и смелый.


Орден Славы ІІІ степени Иван Степанович Шмея получил за взятие «языка» в районе Шауляя с  противоположного берега реки Вента.

…Несколько дней назад велись жестокие бои за город Шауляй. Безостановочно гремела  артиллерийская канонада, выла и стонала раненая  земля… А теперь когда фронт прошёл чуть вперед, настало такое затишье, которое обычно бывает перед грозой…

Впереди была река Вента, на левом побережье которой разместились гитлеровцы. Советские воины  готовились к боевой операции. Но, чтобы более успешно провести её, необходимы были сведения об обороне врага.   Посланная в тыл гитлеровцев группа разведчиков почему-то долго не возвращалась. И тогда было решено направить туда другую группу во главе со старшим сержантом  Шмеей. Разведчикам было дано задание: перебраться через Венту, обнаружить огневые точки врага и привести «языка».

К реке пробирались по густому лесу. С собой несли лодки. Дождавшись ночной темноты, спустились к берегу. Разведчики сели в лодки. Плыли тихо и бесшумно. Добрались до середины реки. 

Внезапно в небо одна за другой взвились три ракеты. Следом свистящая сталь прорвала воздух. Затрещали миномёты. В это время рядом разорвалась мина. Через пробоину в лодку полилась вода. Один из солдат сорвал с головы пилотку и заткнул пробоину. Ещё одна мина упала рядом, за ней другая, третья. Раскололась соседняя лодка. Бойцы  падают в воду и плывут к берегу.

Ночь была такая тёмная, что разведчикам приходилось до боли в глазах всматриваться вдаль. И они ползли всё  дальше и дальше в тыл врага. И только когда миновали  передний край, перевязали раненых и наметили дальнейший ход действий.

Трое суток собирали бойцы разведгруппы сведения о вражеской обороне. А когда всё было исследовано, решили брать «языка». Старший сержант Иван Шмея возглавил подгруппу захвата. Он пополз вперёд к ближайшему ДОТу. Вскоре разведчики увидели узенькую полоску света, который выбивался из дверей. Подползли ближе. Мгновение – и в ДОТ полетела противотанковая граната.

- Не подпускать других! Бить гранатами! – скомандовал Шмея и бросился в ДОТ. На помощь командиру поспешили солдаты Александр Дятлов и Михаил Корытов. Осветив блиндаж фонариками, разведчики уничтожили девять гитлеровцев. Спавшего там, раздетого офицера Іван Шмея выволок наверх. Трофей оказался весьма “языкастым”.

25 января 1945 года, Восточная Пруссия. Иван Шмея с группой разведчиков в районе Тильзита переползли через  Неман, незаметно пробрались через лаз в ограждении и семь суток ходили по тылам, чтобы добыть «языка». В районе населенного пункта  Прониттен разведчики добрались до   ДОТа, за которым наблюдали двое суток. Неожиданно они наткнулись на патруль. Определив по разговору, что патруль ведёт офицер, разведчики решили напасть не на ДОТ, а на  патруль.

Разведчики ворвались в траншею, быстро, без особого шума разделались с солдатами, а Иван Шмея кинулся на офицера, оглушил его, вставил в рот кляп. Пленный капитан был доставлен по назначению. Точку в операции поставила группа прикрытия, которая забросала гранатами ДОТ.


За эту операцию разведчик Шмея был  награжден  Орденом Славы ІІ степени.


Самые страшные бои, по воспоминаниям Ивана Степановича Шмеи, были в Кенигсберге. В марте 1945 года его полк вёл ожесточенные бои на подступах к Кенигсбергу. Продвижению советских бойцов мешал вражеский форт. Группе разведчиков был дан приказ подобраться к форту с тыла, заложить взрывчатку под стальные двери и взорвать. С наступлением темноты 18 разведчиков, в том числе Иван Шмея, с запасом взрывчатки пошли на выполнение боевого задания. Разведчики подобрались к форту на лодках через  канал. 

Выполнив задание, они стали вплавь  возвращаться назад.  Их заметили, началась стрельба. Был ранен и упал в воду боевой друг Шмеи Саша Дятлов. Иван не раздумывая бросился за ним и под свинцовым дождём переправил товарища к берегу.


 За эту операцию Орден Славы І степени к груди отважного воина перед строем дивизии прикрепил сам  командующий фронтом, Маршал Советского Союза Константин Константинович Рокоссовский.

ПОБЕДА!

Отважно, по-геройски воевал старшина Иван Шмея. День Победы прославленный разведчик встретил недалеко от Берлина. Война закончилась, но отдельные группировки врага не хотели сдаваться, как и это гарнизон под Данцигом. Фашисты заняли крепкую оборону, закопали в землю танки, открыли шлюз, подтопив берега Вислы. 8 мая они расстреляли наших парламентёров. Штурм 9 мая не принёс нашим войскам особенных результатов, и командование  решило снова начать переговоры  о капитуляции.

11 мая шесть разведчиков, среди которых был и Иван Шмея, с белым флагом пошли к вражеским позициям. Сиял солнечный день,  и совсем не хотелось думать о смерти.

Иван Степанович был уверен, что ни раньше, ни после того не было в его жизни минут, которые потребовали бы от него такой нечеловеческой выдержки как в тот день. Фашисты не сразу согласились со своим поражением. Они с лютой злостью встретили советских солдат, готовы были в каждую минуту расправиться с разведчиками. Бросали их в воду, хватая за руки и ноги, заставляли есть мыло, угрожали оружием. “Только вытерпеть, только не сорваться, не поддаться на провокацию!” – шептал себе Шмея. И  разведчики выдержали, выполнив и это, последнее задание. Фашистский гарнизон был вынужден принять условия капитуляции…


Иван Шмея (в центре) с боевыми друзьями. 1945 год

Полным кавалером солдатской Славы прошагал гвардии старшина по Красной площади Москвы дважды: первый раз – в 1945 году и второй – сорок лет спустя – в 1985 году.

Как только отгремел последний выстрел, в полку сформировалась футбольная команда. И сразу матчи с  соседями.


Берлин. Парк стадиона «Олимпия». Сборная армии. Северная группа войск. 1945 год.

(И. Шмея – третий справа)

Иван Степанович Шмея демобилизовался из рядов Советской Армии 8 июня 1946 года. В письме, адресованном ему командованием части, отмечалось: «Провожая Вас, как демобилизованного воина Советской Армии командование надеется, что и в мирном труде по восстановлению и дальнейшему развитию народного хозяйства СССР, Вы так же, как и на фронте, покажите пример дисциплинированности, стойкости и умения».

Под мирным небом

После демобилизации Иван Шмея вернулся в Дзержинск. Недолго думая, помня пензенские навыки токаря, поступил на авторемонтную базу. Вскоре досконально освоил профессию, получил высокий разряд. 

Встретил свою соседку Анну Мальчевскую, с которой  дружил в детстве и7 ноября 1947 года они поженились. Иван построил дом. Родились два сына —Евгений и Юрий,  дочка Лариса.


Дружная семья Ивана Шмеи.

Вскорости Иван Шмея перешел на ведущее предприятие города – Дзержинский опытно-механический завод, работал заместителем директора, одиннадцать лет возглавлял  партийную организацию, создал свою футбольную команду.


Футбольная команда ДОМЗа. (Иван Шмея - первый слева)


Подача первого  мяча 1 мая 1965 года.

В 1971 году Иван Степанович Шмея решил напоследок выйти на футбольное поле, хотел поддержать честь ветеранов футбола Дзержинска. Несмотря на свои 50 лет, рискнул играть против молодцов из команды «Металлист». И забыл про свою старую рану… А закончилось все операционным столом.

Под руководством Ивана Степановича Шмеи был построен и начал выпускать продукцию Дзержинский льнозавод. 4 ноября 1972 года комиссия по установлению персональных пенсий при Совмине БССР установила инвалиду войны Шмее Ивану Степановичу персональную пенсию республиканского значения. А через некоторое время ветеран стал пенсионером Союзного значения.

Но без труда бывший разведчик жить не мог. С 1983 по 1988 год Иван Степанович Шмея был председателем районного совета общества охотников и рыболовов. 

Трудовые заслуги Ивана Степановича отмечен орденами «Знак Почёта», «Октябрьской революции», Почетной грамотой Верховного Совета БССР.

Иван Степанович очень часто ездил на встречи со своими однополчанами, чтобы вспомнить фронтовые будни, погибших товарищей и порадоваться добрым вестям ветеранов. Он всегда был желанным гостем в колхозах и  совхозах, на предприятиях, в учреждениях, школах города и района. Его военный подвиг и его воспоминания – пример для молодых как быть верным сыном своей Родины.


Во время встречи в  воинской части г. Дзержинска


Встреча  кавалеров  ордена   Солдатской  Славы

Иван Степанович Шмея снимался в фильме «Шел солдат». Во время съемок состоялась встреча разведчика с писателем Константином Симоновым. Разговорились о заварухе под Могилёвом, вспомнили оборону Москвы, Сталинграда, Берлин…   

Иван Степанович тогда почувствовал, что перед ним свой, солдат, который не одни сапоги за войну стоптал. Ну и разошёлся. Никогда ещё так много про себя не рассказывал. Когда Симонов прокрутил плёнку с беседой, неудобно стало. Но ведь всё так и было. На память об этой встрече у Ивана Степановича осталась книга  Константина Симонова «От Халхингола до Берлина» с дарственной надписью автора.

А в ноябре 1974 года Ивана Степановича пригласили  на съемки еще одного фильма — «Солдаты Победы» студии «Телефильм» Белорусского телевидения.

Об Иване Шмее, жителе Дзержинска, в свое время писали все белорусские газеты, его называли «Теркиным», и неслучайно: у Ивана было сходство с главным героем легендарной поэмы «Василий Теркин» — столько имел солдат храбрости, везения, боевого задора. 

Он был на диво компанейский человек веселого нрава. Его верной спутницей была гармонь. Она прошла с ним всю войну, встретила Победу. Анна Юльяновна и Иван Степанович, дети, внуки собирались вместе. Иван брал гармонь, Анна гитару. Любимой песней была «Платком взмахнула у ворот моя любимая…».


“Василий Теркин» - Иван Степанович Шмея в минуты отдыха

Ивану Степановичу часто поступали предложения написать книгу своих воспоминаний. Он долго не решался, считая, что есть много других достойных солдат, о подвиге которых следует писать.

Он всё же начал писать свои воспоминания. Но закончить их ему не позволила тяжёлая болезнь. Осталась только незаконченная рукопись…


Иван Степанович Шмея с внуками.

Если бы не война Иван Степанович Шмея обязательно стал художником. Свой первый рисунок он сделал в 13 лет на обычном куске фанеры. Рисовал то, что видел вокруг: лес, речушку, поле в цветах, старый дом со скворечником.

Всю жизнь ему хотелось, чтобы вокруг было красиво, чтобы неброская прелесть нашей природы, красоты человека, его больших и малых дел радовала людей. И он переносил эту красоту на свои полотна. 

Иван Степанович любил рисовать природу в цветении, в буйной зелени — лето, или в золоте и багрянце — осень, потому что именно эти цвета радуют глаз, дарят радостные мысли и надежды. 

«А жить в светлой радости, в мире – есть счастье человека» - считал Иван Степанович.

Любимый жанр Ивана Степановича – пейзаж. Он был завзятый рыбак. Нет клёва – не беда – он брал в руки кисть. Свои любимые места он перенёс в картину «Лесное озеро». А еще писал портреты своей любимой Анны, детей.

Почти все свои картины он подарил на память родным, близким, соседям, друзьям, просто хорошим людям.

«А жить в светлой радости, в мире –  есть счастье  человека»


Литература:

Куксо, У. Тры ступені Славы: І. Шмея / У.Куксо // Сцяг Кастрычніка.- 1996.- 18 снежня.

Савинов, Б. И каждый день уносит частицу бытия…: художественно-биографический очерк, посвященный памяти полного кавалера орденов Славы – И.С. Шмеи / Б.Савинов // Сцяг Кастрычніка.- 1998.- 1, 4, 8, 15, 22 красавіка; 6,20, 27 мая.

Егорова, С. Мой Тёркин / С. Егорова // Советская Белоруссия.- 1999.- 30 января.- С.10.

Шмея Іван Стяпанавіч // Памяць: гісторыка-дакументальная хроніка Дзяржынскага раёна.-Мн.,2004.-С.397.

Ягорава, В. Мой Церкін / В. Ягорава // Народная газета.-2005.-7 мая.

Савинов, Б. Три подвига нашего земляка / Борис Савинов // Сцяг Кастрычніка.-2009.-21 лютага.-С. 2.

Шмея, И.С. Первые дни войны / И.С. Шмея // Сцяг Кастрычніка.-2010.-2 ліпеня.

Болью и счастьем пронзенная жизнь: Иван Степанович Шмея: информационно-библиографическое издание /сост. М. Конкина, Ж. Высоцкая .- Дзержинск,2014.-8с.:ил.- (Чтобы помнили).

Савинов, Б. Слава и победа Ивана Шмеи /Борис Савинов //Узвышша.-2014.- 2 ліпеня.- С. 3.

Шкленнік, В. Іваны-разведчыкі / Валяр'ян Шкленнік // Звязда. - 2020. — 20 мая. — С. 1, 6.

Шмея Иван Степанович // Солдаты Победы. Дзержинский район : в 3-х ч. Ч. 3. - Минск: Четыре четверти, 2020. – С. 228 - 232.

Анонсы

Сентябрь
“Кто не знает Машу, Машу-растеряшу?”: час знакомства к 115-летию детской писательницы Л. Воронковой
Начало в 12:00

Сентябрь
«Веселые книги веселых писателей »: бюро литературных новинок в студии развивающего чтения «Я читаю! Я расту!»
Начало в 11:00

Сентябрь
«Тайны древних оберегов: куклы-мотанки, обрядовые куклы»: мастер-класс в клубе нескучных идей «Делай, как я!»
Начало в 15:00
Последние новости

Сентябрь
10:26

Сентябрь
10:03

Сентябрь
12:15