Участники Дзержинского патриотического подполья

Алтунін Юрый Аляксандравіч

Алтунін Юрый Аляксандравіч. Закончыў Свярдлоўскі медыцынскі інстытут (1939). Служыў у Заходняй асобнай ваеннай акрузе, дзе застала яго вайна. Пад Мінскам быў паранены і трапіў у лагер ваеннапалонных у Дзяржынску. Пасля выздараўлення працаваў у раённай бальніцы. Вылечыў многа параненых воінаў і дапамог ім уцячы з палону да партызан.

Шпіталь у Дзяржынску

З успамінаў Ю.А. Алтуніна, былога начальніка санітарнай службы партызанскай брыгады імя І.В. Сталіна

… Война застала меня в Западной Белоруссии, в Ружанске, где я служил начальником санитарной службы 679-го противотанкового артиллерийского полка 6-йпротивотанковой артбригады. До границы было полтора-два километра. К началу войны наше соединение ещё не было полностью укомплектовано личным составом, не было тягачей для пушек, снарядов. Отходили к старой государственной границе. Отступали с боями. В составе разрозненных групп оказался под Минском. Пытались вырваться из окружения, но не смогли. Попали в плен. Нас доставили в Фаниполь, оттуда в Дзержинск, в лагерь для военнопленных. Там находилось много раненых. Немцы организовали госпиталь, куда попал и я, как медик.

Госпиталь был организован в городе в одноэтажном здании довоенной гостиницы. Для него не было выделено ни кроватей, ни одеял, подушек, простыней, медицинского инструментария, медикаментов. Всё это нам приносили местные жители. Выздоравливавших не возвращали в лагерь, их уводили в надёжные места. В сентябре 1941 г. оставшихся раненых перевезли в Минск. На месте госпиталя была организована гражданская больница, в которой я остался работать. Здесь я и познакомился с Павлом Хмелевским, Геннадием и Георгием Будай, Иваном Жуковцом. Вступил в подпольную организацию. Держал связь с партизанским отрядом им. И.В. Сталина. Лечил раненых из партизанской группы С.А. Рыжака. На их базу я выезжал неоднократно.  

28 августа 1942 г., чувствуя, что попал под подозрение полицейских, я ушёл в партизанский отряд им. И.В. Сталина, который располагался тогда в лесу около деревни Бакиново. Уезжал из города в сопровождении Павла Гулевича. Я забрал с собой хранившееся на складе моё военное обмундирование, собранные до этого медицинские инструменты, перевязочный материал, медикаменты…

По решению командования созданной к тому времени бригады им. И.В. Сталина был организован госпиталь. Для этого на острове среди большого болота соорудили землянки. Отдельно во врытом в землю доме оборудовали операционную. Специальная рота была выделена для охраны госпиталя…

Выезжал и в соседние бригады. Группа партизан отряда им. Ф.Э. Дзержинского отправилась в лес для выплавки тола из снарядов. Произошёл взрыв снаряда. Из группы в живых остался один, но тяжелораненый. Привезли его в отряд в глубоком шоке… Требовалась ампутация обеих ног в области бёдер. Раненого положили на самодельный стол в землянке. Освещение было от лампочки от аккумулятора и жировых светильников. Из наркотических средств имелась только одна ампула хлорэтила. Во время операции, когда стал проходить наркоз, использовали эфирный наркоз. Операция завершилась успешно. Позже раненый был отправлен самолётом на Большую землю.

1. Нацыянальны архіў Рэспублікі Беларусь. Ф. 1393. Воп. 1. Спр. 29. Л. 1-5.

2. Памяць : Гісторыка-дакументальная хроніка Дзяржынскага раёна.- Мінск: БЕЛТА, 2004.- С. 305-306.

3. Мурашов, А.Г. Партизанская береза/А.Г. Мурашов.- Мн.: Беларусь, 1988 .-175 с.


Бурко Сяргей Адамавіч

Бурко Сяргей Адамавіч, нарадзіўся ў 1910 г. у в. Вялікія Навасёлкі. Адзін з арганізатараў і актыўны удзельнік падпольнай антыфашысцкай групы ў в. Навасёлкі. Узнагароджаны ордэнам Славы III ступені, 5 медалямі. 

З характарыстыкі С.А. Бурко.

Распространял антифашистские листовки, сводки Совинформбюро, собирал оружие и боеприпасы. Бурко С.А. вместе с тт. Лимантовым, Южиком И.  и Ждановичем сохранили в лесу «Листоевка» 45- миллиметровую пушку, которую потом передали партизанскому отряду им. Сталина. Оказывал всяческую помощь раненым бойцам и офицерам Красной армии, оставшимся по ряду причин на оккупированной территории. Принимал участие в диверсиях, проводимых спецгруппой. Умело проводил большую разъяснительную работу среди населения, направленную на срыв мероприятий, проводимых немцами.

Срывал планы отправки молодёжи в Германию.

Входил в состав руководящего ядра Новосёлковской подпольной антифашистской группы.

Памяць : Гісторыка-дакументальная хроніка Дзяржынскага раёна.- Мінск: БЕЛТА, 2004.- С. 306-307.


Быстрымовіч Эмілія Пятроўна 

Быстрымовіч Эмілія Пятроўна, нарадзілася ў 1906 г. у в. Баравое. Яе кватэра была явачнай для падпольшчыкаў в. Баравое. У 1943 г. закатавана фашыстамі.

«…Её арестовали в декабре 1943 г.  и отправили в Дзержинск… 16 марта 1944 г. отряд «Большевик» был в засаде на шоссейной дороге Дзержинск – Негорелое. Разгромили автоколонну фашистов. Шесть гитлеровцев взяли в плен. Один из них и рассказал, что был свидетелем допросов Э.П. Быстримович. Её били кулаками, ногами, рукоятками пистолетов. Отливали водой и снова били, пока она не умерла… С риском для жизни односельчане Владимир Клышко и Антон Бесман нашли и похоронили её на сельском кладбище».

Бібліяграфія: 

1. Мурашов, А.Р. Партизанская берёза/А.Р. Мурашов.- Мн, 1978. С. 166. 

2. Памяць : Гісторыка-дакументальная хроніка Дзяржынскага раёна.- Мінск: БЕЛТА, 2004.- С. 307.


Гурына Ніна Іосіфаўна

Гурына Ніна Іосіфаўна, нарадзілася  ў 1917 годзе ў в. Шпількі. Выконвала заданні  антыфашысцкага камітэта “Смерць фашызму”. Хавала параненых чырвонаармейцаў.

Гурына Ніна Іосіфаўна//Памяць. Дзяржынскі раён: гісторыка-дакументальная хроніка.- Мінск, 2004.- С.309.

 Отважная партизанка

Наш рассказ о славной партизанке Гуриной Нине Иосифовне, сестре Героя Советского Союза Гурина Антона Иосифовича. В рассказе использованы воспоминания, которые прислала музею Новоселковской школы их племянница, поэтесса, член Союза писателей России Жибрик Н.И.

Нина Иосифовна Гурина родилась в деревне Малые Новоселки Дзержинского района. Детство её прошло в далёкие довоенные годы. Училась вНовосёлковской школе, потом  жила у своей старшей сестры в Ленинграде. Там она продолжила учёбу, там  познакомилась с парнем Ваней,  молодым красивым офицером, лётчиком. Его воинская часть находилась на границе с Польшей в небольшом городке Ломжа. Перед самой войной Нина переехала в этот город, устроилась на работу при штабе лётной части. Там молодые люди поженились, сняли квартиру на окраине города, недалеко от аэродрома. Нина с интересом смотрела, как взлетают и как идут на посадку самолёты. Научилась она узнавать среди них самолёт Ивана.

А в начале июня 1941 года молодые люди решили отметить это большое событие в их жизни. Получился красивый праздничный вечер, который запомнился Нине на всю жизнь. Гости поздравляли Ивана и Нину, высказывали самые хорошие пожелания. И Нина, молодая красивая девушка, чувствовала себя самой счастливой в этом мире. Не знала она, что счастье её будет очень коротким, очень скоро померкнет оно в дыму войны.

Ровно через 2 недели фашисты бомбили город Ломжу и небольшой аэродром, который находился рядом с городом. Наши самолёты пытались подняться в воздух и улететь, но их тут же сбивали немецкие «юнкерсы». Вот поднялся в воздух самолёт Вани. Нина узнала его. Вот он пролетел над городом,  и держит курс на восток. Вдруг самолёт слегка качнулся в воздухе. Это условный знак Нине.  Иван всегда подавал такой знак любимой девушке, когда пролетал в том месте, где она могла его видеть. Нина жадно следит за полётом. Ещё немного времени, и самолёт уйдёт за горизонт. Но вдруг сердце Нины, казалось, остановилось: вслед за самолётом Вани устремились два немецких «юнкерса». Расстояние между ними стремительно сокращалось. Немцы открыли огонь. Нина видела, как языки пламени охватили самолёт Ивана, и он резко пошёл вниз, оставляя за собой чёрную полосу.

- Ванечка, что было силы,  закричала Нина и от ужаса закрыла лицо руками…

Когда открыла глаза, на небосводе не было ничего. Лишь два немецких самолета, сделав своё поганое дело, развернулись и будто злые осы улетали прочь. А в противоположной стороне, недалеко за городом медленно и зловеще поднималось чёрное облако дыма…

Какой сильнейший удар получила Нина в те минуты. Видеть, как погибает её любимый, самый дорогой человек и понимать, что ничем не можешь ему помочь – это же так больно. И какую силу воли надо было иметь, чтобы устоять, не потерять самообладание, продолжать жить и вступить в борьбу с ненавистным врагом.

Городок бомбили не переставая. Нина только успела забежать в штаб и уничтожить документы, которые были у неё, собрав небольшой узелок с продуктами, она ушла из города. Пешком по глухим дорогам от самой польской границы, Нина  пришла в Малые Новоселки к своей сестре Евгении. Тут она осталась жить. В деревне все на виду, и ей из немецкой управы стали приходить грозные повестки: «явиться на учёт».

За деревней на болоте скрывались оставшиеся советские солдаты. Они слабели от голода, среди них были больные и раненые. Открыто выходить в деревню они не решались: боялись натолкнуться на фашистов или стать жертвой доноса. Нина наладила с ними связь: приносила им еду и лекарства, которые  доставал Иосиф Умецкий,  муж Евгении. 

В это время, в Больших Новосёлках создавалась подпольная патриотическая группа. В июле, по предложению Михаила Никитича Лимонтова, который до войны работал агрономом Путчинской МТС, а потом стал управляющим имения в Больших Новосёлках, было проведено срочное партийно-комсомольское собрание. На квартире учительницы Надежды Наумовны Мамневой собрались: директор школы Бурко Сергей Адамович, учителя Потопейко Кирилл, Нина Черенок, а также Гурина Нина и ещё несколько комсомольцев. Первое собрание подпольщиков Новосёлковской группы вёл  Михаил Лимонтов. На собрании обсуждались вопросы оказания помощи бывшим военнослужащим, которые остались в деревне, им нужно было достать документы и помочь устроиться на работу. Тем, кто находился в лесу, оказать помощь питанием, одеждой и медикаментами. Говорили о том, что скоро будут создаваться партизанские отряды, в связи с этим было принято решение – немедленно заняться сбором оружия.

Нина Гурина активно включилась в эту работу. Солдат, которых она выхаживала, устроили на работу в подсобное хозяйство. К сбору оружия Нина привлекла мужа сестры. Всю осень 1941 года Иосиф собирал по ближайшим лесам винтовки, гранаты, патроны. Прятал всё в тайниках, которые передавал Нине по составленным картам. Собранное оружие передавали в партизанские отряды.

Члены Новосёлковской подпольной группы также готовились уйти в партизаны. Готовилась к этому и Нина.  Она понимала, что оставаться в деревне было опасно. Но как уйти из семьи, где она жила, и не навлечь беды? Помог случай. 

Весной 1942 года на Нину набросился разъярённый бык, всю в синяках с пастбища её принесли домой. Иосиф отвёз Нину в Дзержинскую больницу, оттуда её перевезли в Минск. Целый месяц она провела в больнице. Подпольщики вместе с надёжным врачом больницы всё продумали и устроили подмену. Ночью в палате умерла женщина. На её кровать повесили табличку с кровати Нины: «Гурина Нина Иосифовна». Нину тайком забрали и отвезли к партизанам. Позже Умецкому Иосифу  выдали «свидетельство о смерти» с немецкой печатью. Каждый раз, когда полицаи, тыча наганом в лицо, требовали сказать, где Нина, он всякий раз показывал им эту бумагу.

И тут невольно задумаешься: маленькая, хрупкая, на вид совсем ещё девчонка, не успев оправиться после болезни, пошла не к себе домой, где могла бы спокойно залечивать раны, а пошла в партизаны, чтобы активно бороться с врагом, чтобы  быстрее изгнать его со своей земли. Каким же высоким чувством патриотизма должна была обладать Гурина Нина Иосифовна?! Какой искренней заботой о Родине было наполнено её сознание?! 

После Минской больницы к партизанам Нину привёл Иван Жуковец, который был в то время комиссаром отряда имени Сталина. С отрядом Нина прошла по Налибокской пуще, Ивенецким и Полоневичским лесам. По её словам она была разведчицей «дальнего следования».

Постоянные явки были в Дзержинске и в Минске. Явки были в каждой деревне под Минском. На лошади обычно добирались до явочной квартиры в деревне, потом пешком шли в Минск. В то время Минск был очень разрушен, и зачастую приходилось ночевать в развалинах.

Однажды Нина везла из города медикаменты партизанам, наняв на немецкие марки подводу. Сумку с медикаментами Нина прикрыла соломой. Неожиданно на дороге появились немцы. Остановили первую подводу, стали проверять вещи, рыться в подстилке на возу.

- Слушай меня внимательно, - сказала Нина извозчику, - я – партизанка. У меня в сумке медикаменты.  Найдут – нам обоим не сдобровать… Надо срочно уходить. – Гони!

Лицо извозчика побледнело. Он осмотрелся вокруг, оценил обстановку. Ни машин, ни мотоциклов возле немцев не было, значит, погони не будет. Рядом лес – нужно попробовать уйти от немцев.

- Эти места я знаю хорошо, - сказал извозчик и вдруг резко повернул лошадь на лесную дорогу и крикнул Нине, - держись, крепко держись. Конь резко рванулся с места. Пока немцы опомнились и открыли стрельбу, подвода уже скрылась в лесу.

Нелегка и опасна была работа партизанской разведчицы. Но Нина не робела. Каждый раз она ставила перед собой задачу – выполнить данное ей поручение, во что бы то ни стало, проявляя при этом мужество, смелость и решительность. Остаётся только удивляться: откуда у хрупкой деревенской девушки такие сильные волевые черты характера.

Порой Нине очень хотелось прийти домой, отогреться, увидеться с родными. И только в тёмные осенние ночи или зимой, когда метели заметают все следы, Нина тайком пробиралась к сестре в Малые Новосёлки. Умецкий Иосиф передавал ей оружие, которое собирал по ближайшим лесам.

Иногда Нина шла не одна. С нею были те, кого она вела в отряд. Как-то, в одну из таких ночей, Нина попросила сестру: «Женечка, может у тебя хоть несколько вареных картошек от ужина осталось? Хлопцы, которых я веду в отряд, уже сутки не ели. Хоть бы по одной картошке им перекусить». И Евгения собирала в узелок остатки холодной картошки и другие продукты, которые были в доме.

Нина Иосифовна Гурина, смелая, отчаянная партизанская разведчица, прошла всю войну по вражеским тылам на оккупированной территории. Маленького роста, похожая на девчушку-подростка, отважная, смекалистая, она проходила там, где мужчины-партизаны пройти не могли. Уцелела, даже ни разу не была ранена. Награждена многочисленными медалями и орденом Красной Звезды.

После войны жила в Ленинграде. Работала редактором в военном издательстве.  Вырастила дочь, дождалась внуков. Умерла 26 июня 2011 года.

Такой встаёт перед нами образ нашей землячки, мужественной, смелой партизанки, бесконечно преданной своей Родине, образ настоящей патриотки – Гуриной Нины Иосифовны.

Сайко, Т. Отважная партизанка/Татьяна Сайко, Вячеслав Ковалевский//Узвышша. - 2012. - 30 марта.


Драблёнаў Пётр Канстанцінавіч

Драблёнаў Пётр Канстанцінавіч, нарадзіўся ў 1907 г. Працаваў дырэктарам арцелі “Чырвоны штампоўшчык”. Выконваў заданні антыфашысцкага камітэта “Смерць фашызму”. Распаўсюджваў антыфашысцкую літаратуру і лістоўкі.

З успамінаў П.К. Драблёнава.

…В самом начале войны наш дом в Дзержинске сгорел. Мы поселились в школе по улице К. Маркса. Там же поселилась семья Будаев. Вместе с Павлом Хмелевским ходили в деревню Шатановщину к М.А. Чижевскому, где был спрятан батарейный радиоприёмник. Оттуда приносили вести с фронта. Они не радовали. Чтобы как-то легализоваться в городе, ходили на сенокос. Собралась группа единомышленников. Мне предложили пойти работать директором завода «Штамповщик», чтобы потом туда устроились и остальные. Этот план удался. Я стал директором. Рабочими завода стали С. Бобров, И. Кудин, Д. Зозуля и др. Установили на чердаке штамповочного цеха радиоприёмник. Для питания радиоприёмника поставили автомобильные аккумуляторы, которые периодически заряжали по ночам. Этим занимался специалист по радио А. Вариводский. Для печатания листовок купили на средства завода пишущую машинку. Листовки распространяли в городе. Вскоре я сменил место жительства. Переехал на улицу Пролетарскую. У меня на квартире собирались члены нашей подпольной группы П. Хмелевский, Геннадий и Жорж Будаи, В. Омельянюк (из Минска), И. Жуковец, С. Юхович, Алтунин.

Осенью 1941 г. на завод стали привозить из деревень оружие. Перенесли его на чердак, где стоял радиоприёмник… Оружие было очищено от коррозии, отремонтировано, приведено в боевую готовность. Весной на заводском транспорте перевезли его к партизанам…

Под моим руководством изготовлялись взрыватели для диверсионных работ. Их изготовляли А. Зозуля и И. Римкевич. Взрыватели я передавал П. Хмелевскому.

На завод стали наведываться гестаповцы. Искали Геннадия Будая. Надо было срочно перенести в другое место нашу радиоприёмную установку. Перенести в сарай, где находилось топливо. В нём была вырыта яма, закрыли её досками, а сверху торфом. Переносили аппаратуру мы с братом ночью. Завод тогда работал в две смены…

Летом 1943 года, примерно в августе, арестовали меня, Афанасия и И. Кудина. Меня посадили в одиночку, а Ивана с Афанасием в общую камеру.  Обвиняли нас в том, что от завода не поступают средства в управленческие органы. На допросах били резиновыми палками… Перевели нас в Минск для отправки в Германию. С помощью знакомого с биржи труда освободили Афанасия. Он ушёл в партизанский отряд… Спасся и я. После освобождения Дзержинска меня назначили руководителем завода. Пришлось его восстанавливать…

Нацыянальны архіў Рэспублікі Беларусь. Ф. 1393. Воп. 1. Спр. 29. Л. 65-60.

Падрыхтавала Р.А. Чарнаглазава.

Памяць : Гісторыка-дакументальная хроніка Дзяржынскага раёна.- Мінск: БЕЛТА, 2004.- С. 309-310.


Гарленка Міхаіл Іванавіч

Гарленка Міхаіл Іванавіч, нарадзіўся ў 1912 г. у в. Усход Рэчыцкага павета Мінскай губерні. У перыяд калектывізацыі  - член Дняпроўскай сельскагаспадарчай камуны. Закончыў сельскагаспадарчы  інстытут (1936). Працаваў старшым аграномам у Плешчаніцкім раёне Мінскай вобласці. Са жніўня 1941 г. па кастрычнік 1942 г. – член падпольнай групы ў раённай управе.  Падпольшчыкі зрывалі адпраўку людзей, жывёлы і фуражу ў Германію. Затым быў палітруком роты партызанскага атрада “За Савецкую Радзіму”. Узнагароджаны ордэнамі Айчыннай вайны I ступені, Працоўнага Чырвонага Сцяга, медалямі. Заслужаны аграном БССР. Памёр 27.11.1984 г. 

З успамінаў М.І. Гарленкі.

Наша группа была создана подпольным антифашистским комитетом… Мне предложили устроиться в земельный отдел управы агрономом. Подпольную работу налаживал Геннадий Будай. В подпольную группу входили Будай Георгий Васильевич, я, Дарулис Борис Васильевич, Колешко Вениамин Семёнович, Якшевич Нина Александровна. Позже к нам присоединился Налётко Евгений Антонович. 

Мы были глазами и ушами антифашистского комитета. Оповещали молодёжь о времени сбора для угона в немецкое рабство. Юноши и девушки уходили к партизанам, укрывались в лесах. Узнавали о времени и направлении выезда карателей против партизан. Об этом население и партизаны оповещались вовремя. Партизаны дважды встречали боем карателей в районе деревень Бакиново, Старинки, трижды – в Путчинском и Новосадском сельсоветах. Сообщали мы и о мероприятиях немцев по сбору у населения тёплой одежды, изъятии сельскохозяйственных продуктов…

Получили мы задание от партизан сжечь управу. Встретились с партизанами на ветеренарном пункте около деревни Хомичи, где жил ветфельдшер Шпилевский Болеслав Антонович. Они дали нам термитную шашку. Мы её установили в управе, открыли форточки для притока воздуха и всю ночь ждали пожара. Но шашка не сработала. Утром её изъяли. Но управа всё же была сожжена немного позже…

Аресты подпольщиков в Минске перекинулись и на Дзержинск. Был схвачен Павел Хмелевкий и другие. Решено было уходить к партизанам…

Забрав спрятанное в деревне Макавчицы оружие (винтовки, патроны, гранаты), ушли в отряд им. В.П. Чкалова.

Нацыянальны архіў Рэспублікі Беларусь. Ф. 1393. Воп. 1. Спр. 29. Л. 31-32.

Падрыхтавала Р.А. Чарнаглазава.

Памяць : Гісторыка-дакументальная хроніка Дзяржынскага раёна.- Мінск: БЕЛТА, 2004.- С. 308.


Казей Ганна Аляксандраўна

Казей Ганна Аляксандраўна. Член Кукшавіцка-Станькаўскай падпольнай групы. У падпольнай рабоце ей дапамагалі дзеці – 12-гадовы Марат, які стаў разведчыкам 200-й партызанскай брыгады імя К.К. Ракасоўскага, Герой Савецкага Саюза (пасмяротна), і дачка камсамолка Арыядна. У кастрычніку 1941г. была арыштавана немцамі і павешана ў Мінску на пл. Свабоды ў лістападзе 1941 г.

1. Памяць : Гісторыка-дакументальная хроніка Дзяржынскага раёна.- Мінск: БЕЛТА, 2004.- С. 311.

2. Костюковский, Б. Нить Ариадны/ Борис Костюковский// Костюковский, Б. Избранное/Борис Костюковский.- М.:Советский писатель, 1984.- С.11 – 191.


 Лімантаў Міхаіл Аляксандравіч

Лімантаў Міхаіл Аляксандравіч, нарадзіўся ў 1900 г. Кіраўнік падпольнай групы ў в. Вялікія Навасёлкі са жніўня 1941 г. па кастрычнік 1942 г. 

З характарыстыкі на М.А. Лімантава.

В период подполья т. Лимонтов работал управляющим имением. В этом имении на базе спиртзавода немцами было создано животноводческое хозяйство, т. Лимонтов передавал хлеб и продукты животноводства в партизанский отряд им. Сталина.

Нацыянальны архіў Рэспублікі Беларусь. Ф. 1393. Воп. 1. Спр. 32. Л. 29.

Памяць : Гісторыка-дакументальная хроніка Дзяржынскага раёна.- Мінск: БЕЛТА, 2004.- С. 311-312.


Мамнёва Надзея Навумаўна

Мамнёва Надзея Навумаўна, нарадзілася ў 1919 г. Адна з арганізатараў падпольнай групы ў в. Вялікія Навасёлкі. З лістапада 1943 г. – сакратар Валожынскага падпольнага РК ЛКСМБ па прапагандзе. Узнагароджана ордэнам Айчыннай вайны III ступені, медалямі.

Гэта мой муж…

З успамінаў Н.Н. Мамнёвай, былой падпольшчыцы в. Навасёлкі

В субботу 21 июня 1941 года у нас в деревне Большие Новосёлки (центр сельского Совета) в центральном клубе проводился большой молодёжный праздник, посвящённый завершению полевых работ и организации ухода за посевами. Праздник длился почти до утра. Вечер был тёплый. Настроение у всех приподнятое. Утром 22 июня 1941 года никто не предполагал, что через несколько часов всё изменится. В 12 часов дня мы уже знали, что началась война, из выступления по радио от имени советского правительства В.М. Молотова.

Фашистская Германия без объявления войны перешла государственную границу нашей страны. Как это всё неожиданно! Конечно, некоторые растерялись. Как же так? Ведь у нас был заключён договор с Германией о ненападении? Вечером несколько наших товарищей собрались на квартире председателя сельсовета И.Н. Савостюка. Те, кто пытался эвакуироваться, скоро вернулись…

В то время на территории сельсовета появилось много наших отступавших военнослужащих. В основном они были в Паусском, Демидовичском лесах. Это недалеко от Новосёлок. По вечерам они приходили в деревню. Помню, ко мне зашёл офицер, назвался Алексеем Денисовым. Сказал, что в лесу лежат несколько тяжелораненых солдат и один офицер, командир танковой части. Договорились о встрече. Взяла гражданскую одежду у Н. П. Ждановича, переодела А. Денисова.

В 10 часов вечера пришла на условленное место. Принесла хлеб, сало, ведро молока. Помогала мне Нина Черенок. Раненых было человек двадцать. Офицер был в тяжёлом состоянии. Вернулась в деревню, пошла к фельдшеру-акушеру Капе Красавиной. Она и оказала ему необходимую медицинскую помощь. Вскоре они ушли за линию фронта. Но судьба распорядилась так, что я снова встретилась с Алексеем Денисовым, он был направлен в тыл врага…

Помню ещё один случай. Утром 28 июня к нам в Новосёлки приехали немцы, примерно в восемь часов утра. Они обнаружили нашего переодетого солдата, спящего в колхозной конюшне. В кармане у него нашли гранату. Повели его расстреливать на заводской посёлок. Ко мне прибежала моя ученица Юзя Сарнацкая: «Надежда Наумовна! Ведут нашего солдата расстреливать!» Я бегом на улицу. Смотрю, ведут. Думать было некогда. Я бросилась к солдату на шею и говорю: «Не убивайте его, это мой муж». Несколько местных женщин подтвердили это. Так солдат был спасён. Я объяснила, как смогла, что гранату ему положили дети: гранат много было в округе. Немцы ушли. Солдат сказал: «Спасибо тебе, девушка. Звать меня Николай Голубев». Спросил моё имя и ушёл. Больше я его не видела…

Вечером ко мне пришёл Лимантов Михаил Никитич, я его хорошо не знала, знала, что он агроном и работал в Путчинской МТС. Когда он пришёл ко мне, то сразу сказал: «Вот что секретарь, работу нужно вести по-другому, более конспиративно, собрать всех оставшихся комсомольцев и поговорить с ними. Работы много, нужно и тут на оккупированной территории громить врага».

В конце июля 1941 года мы собрались. Это комсомольцы: Владимир Крылович, Николай Гармаза, Сергей Ильютик, Кирилл Ефимович Потапейко, Нина Черенок, я и директор школы Бурко Сергей Адамович. На этом собрании был товарищ Лимантов, он рассказал, что нужно делать. Было решено помочь нашим товарищам, красноармейцам, которые остались на оккупированной территории и которые непосредственно жили в Новосёлках. Помогали им питанием, переодевали, устраивали на работу. В Новосёлках была организована немецкая община на базе нашего колхоза. Вот многим нашим товарищам мы и помогли устроиться на работу в эту общину, приписывали их, помогли приобрести им немецкие аусвайсы. Позже  они почти все ушли в разные партизанские отряды (их было 17 человек). Собирали оружие, которое было брошено нашими отступающими частями. Это винтовки – 27 шт., гранат – 13 шт., пистолеты не помню сколько. Мы его складывали в одно место, недалеко от Новосёлок в лесу. Собрали даже пушку, которую тоже спрятали в  лесу и хорошо замаскировали. Помогал нам её собирать и прятать пожилой колхозник товарищ Юшик Иосиф Михайлович (умер в 1948 г.). Это честный советский человек, позже он был связным партизанского отряда «Большевик». В сборе оружия принимали участие учащиеся нашей школы: Алла Жданович, Тоник Крылович, Миша Анисимов, Виктор Симан и др.

В начале августа 1941 года дети принесли мне листовку, (видимо, её сбросил наш самолёт) с содержанием речи товарища Сталина от 3 июля 1941 г. «Обращение ко всем гражданам, оставшимся на оккупированной территории». 

Какая это была радость, когда мы собрались вечером и читали эту листовку. Мы просто плясали от радости, что наш советский народ живёт, наша Красная Армия громит врага, что победа придёт. У нас стало больше сил и бодрости. Мы поняли, что никакой фашистской пропаганде верить нельзя,  что Москва  будет наша. В этот вечер мы пели наши советские песни. Позже, буквально на второй день, мы рассказали содержание листовки населению деревень: Большие Новосёлки – в этой деревне я сама рассказала, в Малых Новосёлках – Нина Черенок, в Приступовщине – Иван Гаркун, Ясютевичи – Кирилл Ефимович Потапейко, Ярошевке – Капа Красавина. 

Потом мы  переписали листовку, несколько экземпляров, и расклеили на столбах по дорогам. Население нас подерживало, вернее многие знали, что наша комсомольская организация работает, но никто не выдал нас. 

Правда, было несколько таких людей, которых надо было опасаться : Владамир Витковский – работал в управе, Александр Гладкий – позже партизаны расстреляли его за измену Родине, Антон Шмигельский - тоже расстреляли партизаны как изменника. Когда его допрашивали наши партизаны, я присутствовала при этом. Это было летом 1942 года. На  допросе он рассказал, кого предал. Также он подал списки наших комсомольцев в Дзержинск, в полицию. Нас собирались арестовать в начале мая 1942 года, но, благодаря нашим товарищам, в частности Павлу Хмелевскому, мы ушли в партизаны. Позже мы узнали, что среди нас был предатель и провокатор Степан Дорошевич, к сожалению, поймать нам его не удалось. Он ушёл вместе с немцами.

К концу 1941 года наша работа проводилась строго по плану. Мы уже знали, что в Дзержинске есть антифашистская подпольная организация. Наш директор, товариш Бурко Сергей Адамович, подробно нам рассказал, что нужно делать, давал конкретные задания. В декабре 1941 года к нам, в д. Большие Новосёлки, прибыл из Минска товариш Давидович Михаил Лаврентьевич (мы его звали дядя Миша). Цель его прибытия – организация подпольной работы и партизанских отрядов на территории Дзержинского района. 

С ним лично меня познакомил товариш М.Н. Лимантов. При встрече дядя Миша рассказал, что в Минске в одной школе есть молодёжная подпольная организация, во главе которой стоит молодой парень Анатолий Левков. Сказал, что он меня с ним познакомит. Накануне нового 1942 года небольшая группа партизан, которая находилась в Бакиновском и Борисовском лесах Дзержинского района, решила открыть  тюрьму и выпустить наших товарищей, которые были арестованы. Среди первых партизан были: Мурашев, Хазан, Блыяшев и др. Тюрьма была открыта и все товарищи были освобождены. Только 7 человек схвачены и опять посажены в тюрьму. Это товарищи: Карницкий Адольф Иванович – председатель колхоза из д. Новая Рудица, Щуплик Владимир Иванович – бывший секретарь Боровского сельского Совета, Стельмах Владимир Иванович – бывший культработник Боровского сельского Совета, Сороко Пётр Михайлович, Козел Александр Иванович, Живицкий Сергей Петрович, Юхович Сергей Семёнович – жители деревни Боровое. Эти товарищи 22 апреля 1942 года на центральной площади в г. Дзержинске были повешены фашистскими палачами, замучен в тюрьме был товариш Лишнивец Нестер Александрович – бывший председатель Боровского сельского Совета. 

В начале 1942 г. дядя Миша жил у нас в Новосёлках, периодически ходил в Минск и опять возвращался. Наша работа в это период проводилась строго по заданию, конспиративно. Володя Крылович  возглавлял диверсионную группу. В 1942 г. ушёл в партизаны в бригаду им. Дзержинского, был заместителем командира одного партизанского отряда. Теперь товариш Крылович Владимир Васильевич работает в Столбцовском районе начальником управления производства. Николай Гармаза (позже он тоже ушёл в партизаны)  погиб в бою в октябре 1943 г.,  нашими партизанами были Антон Крылович, Анатолий Амбражевич.

В мае 1942 г. разведку вели я и Нина Черенок. В декабре 1942 г. я ушла в партизанский отряд “Большевик” бригады им. Сталина. В августе 1943 г. в партизаны пришла и Нина Черенок. Идя на связь в г. Минск, в д. Птичь Минского района Нина нарвалась на вражескую засаду –  она была тяжело ранена в обе ноги, фашисты её схватили и пытали. Нина ничего не рассказала врагам. Будучи тяжело раненой, не выдержав пыток, через несколько часов она умерла. Её прах покоится в общей братской могиле в д. Птичь. 

Перед немецкой оккупацией Капа Красавина работала на медпункте, часто ходила в Дзержинск, приносила медикаменты. Почти все они были сохранены, позже были отправлены в партизанский отряд. Я, будучи уже в партизанах, несколько раз приходила в Новосёлки и забирала медикаменты.

Капитолина Ивановна Красавина позже ушла в партизаны, была медицинской сестрой, неоднакратно участвовала в боях. Была скромным и честным человеком. После освобождения работала медицинской сестрой в одной из больниц г. Барановичи. В 1946 г. она тяжело заболела и в сентябре этого же года умерла.

В январе-марте 1942 г. товарищ Давидович Михаил Лаврентьевич совместно с товарищем Носко Михаилом Матвеевичем несколько раз проводили с нами собрания у меня на квартире. Я в это время жила в небольшой комнатке на втором этаже в Новосёлковской школе. Теперь в этом здании находится Новосёлковский детский дом. Особенно обращали внимание на то, чтобы молодёжь не угоняли в Германию. Нам это удалось сделать. Из Новосёлок только два человека уехало в Германию, и то они поехали добровольно. Это Мария Дашкевич и ещё один парень – Николай.

Что же делала диверсионная группа во главе с Володей Копыловичем? Им был взорван мост в Пухваловщине, была перерезана связь, которая соединяла г. Дзержинск и Новосёлки. Несколько раз были подложены мины на шоссейной дороге Дзержинск-Путчино, эта дорога проходила через Новосёлки. 

Что делалось, чтобы у фашистов не было возможности угонять молодёжь в Германию? Мы заранее знали, кого вызывали в Дзержинск в управу, там работали наши люди. Сообщал нам об этом директор школы Бурко Сергей Адамович. Как только было известно, что идёт отправка людей в Германию, мы сразу отправляли их в партизанский отряд. Так были отправлены в партизанский отряд: Иван Гаркун, Антон Крылович из д. Приступовщина, Мария Крылович из д. Новосёлки, Леонид Ермолович и Михаил Попов из д. Малые Новосёлки и др.

В апреле 1942 г. с товарищем Давидовичем М.Л. к нам в д. Новосёлки прибыл из Минска Анатолий Левков. Дядя Миша ему раньше рассказывал, что в Новосёлках есть молодые люди, вернее комсомольская организация, которая ведёт определённую работу против нашего врага – немецко-фашисцких захватчиков.

Они приехали к Николаю Павловичу Ждановичу – это был директор Новосёлковского спиртзавода, человек, который делал всё чтобы нам помочь. Выходил с ним на связь Михаил Лаврентьевич. (В 1942 г. он ушёл в партизаны, а в ноябре 1944 г. его застрелили при проведении собрания в д. Ясютевичи). В этот день Михаил Лаврентьевич познакомил нас с Анатолием Левковым. Это был молодой и энергичный человек с ясными глазами. Он располагал к себе, чувствовалось, что он - патриот нашей Родины. При нашей встрече было решено: работать вместе, держать связь через связных. Связной  у нас была Нина Черенок, она часто ходила в Минск на встречу с Анатолием Левковым и другими подпольщиками. Главной задачей нашей совместной работы была отправка, в первую очередь молодых людей, в партизаны, чтобы  не дать возможности фашистам угнать их в лагеря и на работу в Германию. Через наших связных много людей приходило из Минска, они направлялись в партизанский отряд, который уже действовал на территории нашего района. 

Большую работу, как связные, вели Зоя Красовская, Броня Тиханович. Они жили в Новосёлках, в усадьбе бывшей Путчинской МТС, теперь там совхоз “Путчино”. Они ходили в Дзержинск, узнавали, кто есть в списках из наших людей для отправки в Германию, приносили медикаменты, доставляли бумагу для партизанского отряда, соль и другие продукты. В марте 1943 г. Зоя и Броня погибли. Когда они шли из Дзержинска в Новосёлки, фашисты их схватили и расстреляли. 

Вторая встреча с Анатолием Левковым состоялась ранней весной 1942 г. На этой встрече были подведены итоги некоторой совместной работы. Договорились, как вести работу дальше, особое внимание уделялось сбору оружия, продуктов, медикаментов, отправке людей в партизаны. В этот период люди из Минска приходиди группами и отправлялись в партизаны.

В мае 1942 г. были отправлены наши товарищи: учитель Потапейко К.Е., Красавина А.И. 

16 мая 1942 г. я тоже ушла в партизаны. Через неделю ушёл и наш директор товариш Бурко С.А. Дальше нельзя было оставаться. Один немецкий служащий, житель наших Новосёлок – Шмигельский, который уже работал в Дзержинске шофёром (возил бургомистра Дзержинска – Дмитриева), рассказал в полиции, что в Новосёлках есть подпольная группа. Когда его поймали, он был расстрелян как враг народа.

В партизаны нас отправлял подпольщик Чупецкий – он был членом подпольной организации г. Дзержинска. Немного позже, под конец 1942 г., ушли в партизаны и остальные товарищи, вернее многие жители Новосёлок: Мария Крылович, Михаил Партико, Иосиф Симан. Осталась в Новосёлках комсомолка, которая помогала нам, Ковалевская Ядвига Антоновна. Теперь она работает в нашем районе – директором Черниковской восьмилетней школы (член КПСС). Она давала нам сведения, что делается в Новосёлках, передавала нам медикаменты и другие материалы, копированную бумагу.

Вот коротенько о той маленькой, скромной работе наших товарищей.

І.УШ. 1964 г.            Надежда Мамнёва

Нацыянальны архіў Рэспублікі Беларусь. Ф. 1393. Воп. 1. Спр. 29. Л. 71-80.

Падрыхтавала Р.А. Чарнаглазава.

Памяць : Гісторыка-дакументальная хроніка Дзяржынскага раёна.- Мінск: БЕЛТА, 2004.- С. 275-276.


Носка Міхаіл Мацвеевіч

Носка Міхаіл Мацвеевіч, нарадзіўся ў 1895 г. у в. Баравое. Удзельнік кастрычніцай рэвалюцыі і грамадзянскай вайны. Член падпольнай групы арцелі “Чырвоны штампоўшчык”. Узнагароджаны ордэнам Чырвонага сцяга, медалямі.

З характарыстыкі на М.М. Носку.

… Оказал большую помощь подпольному комитету в создании подпольных групп в деревнях Новосёлки и Кукшевичи. Поддерживал с ними постоянную  связь, передавал задания антифашистского комитета, листовки и газету «Звязда», которую издавал Минский подпольный горком партии. Распространял антифашистскую литературу среди населения, проводил агитационную работу.

Летом 1942 года собрал в лесу и спрятал 20 винтовок, более 2000 патронов, 50 гранат, которые потом были переданы в отряд им. Сталина. Привёл в отряд 26 человек из Дзержинска и населённых пунктов района. 

По поручению подпольного комитета поддерживал постоянную связь с отрядом им. Буденного и десантной группой «Чайка» (командир т. Минаков), которым передавал необходимые разведданные, собранные подпольщиками г. Дзержинска и района.


Група падпольшчыкаў  антыфашысцкага камітэта “Смерць  фашызму” (злева направа): М.Л. Давыдовіч, У.М. Чупецкі, М.М. Носка, І.П. Агейчык.

1. Нацыянальны архіў Рэспублікі Беларусь. Ф. 1393. Воп. 1. Спр. 32. Л. 16.

2. Памяць : Гісторыка-дакументальная хроніка Дзяржынскага раёна.- Мінск: БЕЛТА, 2004.- С. 312.


Варыводскі Аляксандр Ігнатавіч

Варыводскі Аляксандр Ігнатавіч, нарадзіўся ў 1918 г. у Дзяржынску. Працаваў механікам на лесазаводзе. Кіраўнік падпольнай групы ў в. Крысава. Загінуў у канцы 1942 г. у лагеры смерці.

З характарыстыкі на А.І. Варыводскага.

…По заданию партизан работал на мельнице в д. Крысово… Ремонтировал оружие для партизан и подпольщиков, передавал в отряд медикаменты и перевязочные материалы, которые получал от П. Шатило. В его доме был установлен радиоприёмник, по которому он принимал сводки Совинформбюро. Впоследствии радиоприёмник был передан партизанам. Вёл антифашистскую агитацию среди населения.

1. Нацыянальны архіў Рэспублікі Беларусь. Ф. 1393. Воп. 1. Спр. 32. Л. 79.

2. Памяць : Гісторыка-дакументальная хроніка Дзяржынскага раёна.- Мінск: БЕЛТА, 2004.- С. 307.


Вашкевіч Уладзімір Мікалаевіч

Вашкевіч Уладзімір Мікалаевіч, нарадзіўся ў 1918 г. у в. Кукшавічы. Кіраўнік Кукшавіцка-Станькаўскай патрыятычнай падпольнай групы. Арганізаваў збор зброі для партызан у Зварыкаўскім лесе, выратоўваў чырвонаармейцаў, якія апынуліся ў акружэнні ці збеглі з палону. У сваім доме хаваў радыёпрыёмнік, па якому прымаў зводкі Саўінфармбюро. Вёў палітычную работу сярод насельніцтва.


Група “Чайка”. Першы злева У.М. Вашкевіч

З характарыстыкі на У.М. Вашкевіча.

… Осенью 1941 г. подпольщики под его руководством сожгли мост на реке Уса в районе Ляховичи. Систематически уничтожали телефонную связь на линии Дзержинск – Станьково – Добринёво – Ляховичи…

Подпольная группа через подпольщиков Казея Антона в мае – сентябре 1942 г.  передала в отряд им. Сталина 20 винтовок, 2 ручных пулемёта, до 2 тысяч патронов. С июня 1942 г. т. Вашкевич установил связь с разведгруппой Красной армии «Чайка» (командир группы Михаил Ильич Минаков)… Осенью 1942 г. принимал непосредственное участие в операции по изъятию денег из Дзержинского банка и переходе группы (25 чел.) из батальона «самооховы» на сторону партизан. В конце сентября 1942 г. был направлен комитетом заместителем командира группы «Чайка».

1. Нацыянальны архіў Рэспублікі Беларусь. Ф. 1393. Воп. 1. Спр. 32. Л. 71.

2. Памяць : Гісторыка-дакументальная хроніка Дзяржынскага раёна.- Мінск: БЕЛТА, 2004.- С. 307-308.


 Хмялеўскі Мікіта Нічыпаравіч

Хмялеўскі Мікіта Нічыпаравіч, нарадзіўся ў 1985 г. у Дзяржынску. Працаваў у раённай бальніцы ў Дзяржынску. Аказваў дапамогу параненым савецкім воінам, перадаваў партызанам медыкаменты. Яго кватэра была явачнай 1942 г. у Мінскім гета. 

З характарыстыкі М.Н. Хмялеўскага.

Хмелевский М.Н. как фельдшер оказывал систематическую медицинскую помощь раненым бойцам и командирам Красной Армии, также больным подпольщикам.

Передавал через подпольщиков Коробкина Н.А., Будая Г.В., Вариводского А.И., Короткова Е.П., Шатилло П.Ф., Бижако И.И. и других много медикаментов и перевязочного материала.

В доме Хмелевского проводились заседания подпольного антифашистского комитета, совещания и встречи подпольщиков, хранилось оружие, медикаменты, газета «Звязда» и другая подпольная литература, скрывались подпольщики Минска.

Распространял антифашистские листовки, сводки Совинформбюро.

1. Нацыянальны архіў Рэспублікі Беларусь. Ф.1399. Воп. 1. Спр. 32. Л. 26.

2. Памяць : Гісторыка-дакументальная хроніка Дзяржынскага раёна.- Мінск: БЕЛТА, 2004.- С. 314.

Анонсы

Июль
Купаловский день в библиотеке
Начало в 11:00

Июль
«Разноцветная планета»: беби-арт площадка
Начало в 11:00

Июль
«Семья – источник вдохновения»: семейный праздник ко Дню семьи, любви и верности
Начало в 17:30